Быть андрогином значит быть совершенным

Так просто и быстро справляются участники любого анкетирования, отмечая свой пол! Если это то, чем мы безусловно обладаем, тогда почему среди запросов на индивидуальной консультации по стилю лидирует женственный образ? Являемся ли мы представителями своего биологического пола или это условности прошлого? Почему одежда унисекс не выходит из моды на протяжении последних десятилетий?


Оригинал статьи на портале Психологический навигатор

Нарисуем женственность

Термины Анима и Анимус ввел в психологию Юнг для обозначения мужских и женских архетипических образов. Юнг связывал анимус с категоричными, жёсткими, чрезмерно принципиальными, направленными вовне решениями, а аниму — с влиянием эмоций, настроений и направленностью вовнутрь.

По словам К.Г. Юнга, нет мужчины, который был бы настолько мужественным, чтобы не иметь в себе ничего женского.

«Не понимаю что тут может нравиться: то ли парень, то ли девчонка», — обсуждаем фильм с бабушкой 86 лет, она смотрит на Руни Мару и недоумевает. Разве это имеет значение? Мы ведь говорим о характерах персонажей. Она не слышит мой вопрос и рассказывает как в послевоенное время было трудно достать чулки. Девушки друг другу на ногах рисовали сеточку карандашом для глаз, чтобы вместе отправиться на танцплощадку вечером.

«Для продолжения рода нужно совсем другое…»

Стоит ли бить тревогу по поводу неразличимости «мальчиков» и «девочек»? Изначальная андрогинная природа человека по убеждению Н.А. Бердяева «в настоящее время с новой силой начинают сознавать и научно, и философски, и религиозно». На последнем пункте следует остановиться отдельно, потому что идея андрогинизма глубоко противоречит одному из центральных догматов христианства, где утверждается «Создал Предвечный Бог человека, по образу и подобию своему создал его: мужа и жену, создал их». Исторически женщина была низведена на вторые роли и стала производным от ребра Адама. То есть «женщиной не рождаются, женщиной становятся» — эта фраза, которой подбадривают себя и мои клиентки, когда примеряют неудобные туфли на шпильке.

Право на мужской гардероб

Между тем расхожий шаблон принадлежит Симоне де Бовуар, которая в 1949 году написала книгу «Второй пол», обличая подчиненную феминность в патриархальном обществе. Де Бовуар вдохновила целое поколение женщин бороться за свои права. И одно из прав «завоеванных» феминистками стала мужская одежда.

«Я очистила свой гардероб от вещей-маяков, которые акцентировали внимание на той или иной части меня. Акцентировали мою женственность.» — рассказывает замужняя Светлана двадцати трех лет. «У меня сейчас нет ни одной юбки. Вернее есть одна, но я её не ношу, надо погладить».

Большую часть современного женского гардероба составляют мужские вещи, или они в прошлом были таковыми. Сначала женщины в привычной для себя манере заимствовали, из соображений практичности для загородных прогулок. Потом объясняли это функциональной необходимостью для занятий спортом. Затем извинения закончились и дизайнеры стали предлагать адаптированные для женщин костюмы, обувь и галстуки. Унисекс-одежда стала манифестом свободы и сплоченности нового поколения худеньких скромных юношей и активных раскрепощенных девушек.

Возвращение к целостности

Задача унисекса — стереть границы полов, сознательно не принимать в расчет их различия и не пользоваться привилегиями своего пола. Андрогинность, в свою очередь, понятие более высокого порядка. На уровне образов в моде — это существа без признаков пола, без влечений и страстей. Это третий пол, который то ли в шутку то ли всерьез предлагают как вариант авторы ряда анкет.

Эрих Нойман в книге «Великая Мать» рассматривает уроборос (символически изображается в виде змеи, пожирающей свой хвост) как исходную точку, из которой происходит дальнейшая дифференциация бесформенного первичного хаоса. В нем смешано позитивное и негативное, мужское и женское.

В процессе формирования коллективного сознания бессознательное дифференцируется на типы, все более и более многообразные образы. «Настоящий мужчина» и «настоящая женщина» суть стереотипные персонажи из коллективного бессознательного. Упорядоченная структура социума, как и сознание человека, боится скрытых сфер неведомого, от которых можно ожидать непредсказуемого. Юнг указывает на то, что раньше этот страх был оправдан: сознание не могло бы возникнуть, не отрицая бессознательного. Однако современный человек отошел от телесной природы слишком далеко, и потому разум должен сознательно возвращаться к неосознанным движениям души.

Каменные глыбы современности

Процесс, который не так давно начался в сфере стиля человека, еще в начале XX века произошел в архитектуре. На протяжении тысячелетий декор зданий был важнее и формы и пространства. Со времен Древнего Египта зодчеству был необходим художественный язык, который различался у каждой эпохи.

Новая архитектура — как отмечает доктор искусствоведения, архитектор Дмитрий Швидковский,— полностью отбрасывает исторические формы такого языка, устраняет связь между назначением строения и его обликом.

Это похоже на попытку отказаться от слов и букв, продолжая пользоваться синтаксисом. Заставить структуру текста стать его содержанием. Таким образом архитектура вернулась к исходной точке: лаконичные каменные глыбы у первобытных людей стали предтечей железобетонных «коробок».

Чисто скроенная андрогинность

Творения модных дизайнеров, образы на съемках, создаваемые стилистами не придуманы «из воздуха» группой творческих людей. Это реализация потребности общества — вернуться к исходному целостному образу, к уроборосу от «шизоидной расщепленности» (А.Лоуэн). В ряд этих трансформаций укладывается постепенное упрощение одежды, крой становится минималистичным, объемы увеличиваются. Ткани, показанные на последней текстильной выставке Premier Vision в Париже демонстрируют слияние противоположностей: офисной шерсти и спортивного полотна, трикотажа и кружева.

Обретение человеком утраченной андрогинистической целостности в свое время было художественно описано Платоном: «Когда одна половина находит свою другую и когда из соединения их получается уже новая и единая индивидуальность, прекрасная и бессмертная. Обе души перестают существовать отдельно. Они находят одна другую и преображаются: из них возникает новое сущетсво». Большинство философов предсказывали это событие слияния феминного и маскулинного, но не предупредили нас как именно это будет выражено. Сможем ли мы найти очарование в этом переходе к единой целостности или продолжим негодовать зависит от решения каждого из нас.

Об авторе

Анна Шарлай

Дизайнер образов и психолог Консультирую по созданию образа, обучаю психологии стиля, вдохновляю.

Все публикации

Напишите комментарий